«Рассчитываем выйти на пиковый уровень добычи в 6 млн т/год в 2021 г. Наша задача – максимально долго держать его за счет передовых технологий и разработки новых запасов»

агентство Argus

Генеральный директор компании «Мессояханефтегаз» Виктор Сорокин рассказал в интервью Argus о перспективах развития Мессояхского проекта, самого северного материкового нефтепромысла России. «Мессояханефтегаз», совместное предприятие «Газпром нефти» и «Роснефти», наращивает добычу жидких углеводородов на Восточно-Мессояхском месторождении и ведет геологоразведочные работы на Западно-Мессояхском участке.

Генеральный директор «Мессояханефтегаз» Виктор Сорокин

— Промышленная эксплуатация Восточно-Мессояхского месторождения началась в III квартале 2016 г., а в мае 2019 г. накопленный объем добычи достиг 10 млн т. Какие планы по развитию Мессояхского проекта на этот год?

— Еще в 2016 г. мы запланировали опережающий рост добычи на проекте и по сей день строго ему следуем. Добыча на Восточной Мессояхе в 2016 г. составила 700 тыс. т, в 2017 г. увеличилась почти до 3,2 млн т, а в 2018 г. произошел рост еще на 40%, до 4,5 млн т. В этом году наша цель — 5,4 млн т. А ведь когда-то не все верили, что на Мессояхе вообще будет нефть и что амбициозный план по добыче будет выполняться.

— Какие вызовы и трудности при реализации проекта остаются?

— В рамках Мессояхского проекта параллельно ведутся добыча углеводородов, геологическое изучение недр, строительство и ввод в эксплуатацию новых производственных объектов. Прибавьте к этому фактор географического расположения месторождения, его сложную транспортную доступность и арктический климат, непростую геологию. Вызовов много. Даже быстрый рост темпов добычи — это тоже вызов, связанный с увеличивающейся загрузкой производственных мощностей. Высокая динамика изменений требует от нас систематизированной и дисциплинированной работы, в том числе по эксплуатации инфраструктурных объектов.

Восточно-Мессояхское — самое северное материковое нефтяное месторождение из разрабатываемых. Между промыслом и ближайшим населенным пунктом, поселком Тазовский, почти полторы сотни километров голой тундры, и это накладывает на нашу работу определенные ограничения. У нас очень короткое операционное окно, всего несколько месяцев в году максимальной активности. Необходимо грамотно организовать все бизнес-процессы, связанные с доставкой материально-технических ресурсов по зимнику, это очень непростая задача для нас. С начала проекта мы завезли на Мессояху более миллиона тонн грузов, и продолжаем доставлять более ста тысяч тонн ежегодно.

— Как развивается газовое направление Мессояхского проекта?

— Добыча газа растет хорошими темпами, и мы каждый год повышаем ее почти в два раза. Чтобы выполнить задачу по обеспечению целевого показателя рационального использования попутного нефтяного газа (ПНГ), мы разработали уникальный для отрасли проект: получили лицензию на строительство и эксплуатацию подземного газохранилища на Западной Мессояхе и сейчас создаем на двух месторождениях — Восточном и Западном — полный цикл подготовки, транспортировки и хранения ПНГ.

Добывать попутный газ и подготавливать его мы будем на Восточно-Мессояхском месторождении, а закачивать в подземное хранилище — на Западном. Между месторождениями будет построен 47-километровый газопровод. Первые объемы ПНГ подадим в газовую шапку Западно-Мессояхского месторождения уже в следующем году. Сейчас рассматриваем бизнес-кейсы, которые позволили бы нам этот газ монетизировать, у нас в работе — более пяти сценариев с разной степенью эффективности и возможностями реализации.

— Каковы ваши планы по эксплуатационному бурению?

— В этом году мы планируем пробурить более 110 скважин, так что их общее число увеличится почти до 360 единиц. Это половина от того, что нужно для охвата доказанных запасов, которые составляют 503 млн т нефти на двух лицензионных участках.

— Удалось ли «Мессояханефтегазу» сказать новое слово в бурении, есть ли какие-то ноу-хау?

— Как я уже говорил, на участках — сложные геологические условия. Мы подобрали к ним «ключик» — эффективные технологии. Примерно половина из общего количества скважин, построенных сегодня на Мессояхе, — «фишбоны». Это многозабойные горизонтальные скважины с многочисленными ответвлениями, такая конструкция позволяет увеличить охват нефтеносного пласта и получить с одной пробуренной скважины больше нефти. «Фишбоны» — это визитная карточка Мессояхского проекта, мы хорошо изучили этот метод, который сейчас активно тиражируется.

Гораздо более сложной представляется работа с нижележащими пластами, для освоения которых мы в 2019 г. пробурим в общей сложности около 30 скважин глубиной от 1,5 км до 3,2 км. Здесь главный вызов — повысить эффективность бурения в условиях высокого пластового давления. Этот параметр диктует необходимость в бурении скважин более сложных конструкций, способных выдержать давление пласта выше 420 атмосфер.

На Мессояхе мы имеем дело не с одним, а с несколькими объектами разработки, расположенными на разных глубинах — от 800 м до 3,2 км. Разрабатываем их параллельно, при этом каждый имеет свои характеристики запасов, к каждому нужно применять индивидуальные технологии бурения и геолого-технические мероприятия для повышения притока нефти.

Геологическая уникальность основного продуктивного пласта, который дает нам сегодня 80% всей добычи, — неглубокое залегание запасов. Они расположены в 850 м от земной поверхности. Нефть здесь вязкая, плотная, холодная и смолистая, зато в ней отсутствует сера — это большой плюс в пользу качества. Сверху нефтеносный пласт накрывает газовая шапка, снизу подстилает вода, и мы постоянно находимся в поиске решений для снятия рисков прорыва газа и воды в добывающие скважины. Керн этого пласта можно раздавить в руке, настолько рыхлая здесь порода. Очень сложно спрогнозировать эффективность для такого песчаника традиционных методов интенсификации добычи нефти, в частности, метода гидроразрыва пласта. Однако мы провели опытно-промышленные работы по этой технологии, получили хорошие результаты и в 2019 г. широко используем ее на Мессояхе, подбирая «рецепт» для каждой скважины. Метод доказал свою эффективность на основном объекте разработки, сейчас пытаемся опробовать его на глубоких ачимовских пластах.

Кроме того, сегодня команда Мессояхского проекта работает над повышением объема рентабельных запасов, с этим связан еще один серьезный вызов. Мы ищем максимально эффективные технологии бурения и разработки, новые методы повышения коэффициента извлечения нефти, реализуем масштабные программы геолого-технических мероприятий. Работа с остаточными извлекаемыми запасами, в том числе, в краевых зонах — это, по сути, отдельный проект для нашего актива.

— Когда будет достигнут максимальный уровень добычи в рамках Мессояхского проекта?

— Рассчитываем выйти на пиковый уровень добычи в 6 млн т/год в 2021 г. Наша задача — максимально долго держать этот уровень за счет внедрения передовых технологий и начала разработки новых запасов. Речь идет о максимально эффективном использовании той инфраструктуры, которая рассчитана на 6 млн т/год.

— Каковы ваши планы по разработке Западно-Мессояхского месторождения?

— Мы недавно открыли на западном участке залежь с геологическими запасами 85 млн т и извлекаемыми запасами 26 млн т. Это серьезный прорыв и успех, потому что раньше многие мои коллеги рассматривали Западную Мессояху как чемодан без ручки, в основном из-за отсутствия подтвержденных запасов. Но по результатам разведочного бурения мы открыли крупную залежь, которая, по сути, является логическим продолжением нашего основного пласта, и все те технологии, которые мы применяем на Восточно-Мессояхском месторождении, мы планируем применять и на Западно-Мессояхском. Разбуривать этот участок и получить там первую нефть планируем в 2021 г. Это, кстати, тоже поможет продлить полку добычи Мессояхского проекта.

— Есть ли перспективы открыть еще больше запасов на Западно-Мессояхском лицензионном участке?

— В будущем мы рассчитываем создать на Западной Мессояхе новый центр добычи. Но сейчас это, в первую очередь, история про попутный нефтяной газ. В целом можно с большой долей уверенности говорить о перспективах открытия новых запасов хотя бы потому, что на сегодня детально изучено менее 20 % всей площади Мессояхских лицензионных участков. Потенциал огромный, и мы активно реализуем программы по геологоразведке и сейсмике.

— Для нефти Восточно-Мессояхского участка до 2024 г. действует льготная ставка экспортной пошлины. Есть ли планы перевести месторождение на налогообложение дополнительного дохода (НДД)? Или стоит сохранить имеющуюся льготу?

— Мы просчитываем различные варианты, и у нас есть время принять решение — до конца текущего года. В этом расчете есть управляемые факторы, такие как инвестиции и добыча, и неуправляемые — цена на нефть, например. Кстати, решение может быть разным для Восточной и Западной Мессояхи. У обоих налоговых режимов есть свои плюсы и риски.

— Есть ли какие-либо сложности со сдачей вязкой нефти «Мессояханефтегаза» в систему магистральных трубопроводов?

— Мы сдаем в трубопровод Заполярье — Пурпе только товарную нефть. Для этого добытое на Мессояхе сырье проходит комплексную подготовку на месторождении: подогрев, обезвоживание, обессоливание. Непосредственно перед сдачей в магистральный трубопровод нефть снова проверяют и замеряют показатели качества. В трубу попадает только нефть, соответствующая всем требованиям ГОСТа, мы строго следим за этим.

— Какие у вас дебиты скважин?

— Средние начальные дебиты новых скважин в основном продуктивном пласте Восточной Мессояхи сегодня составляют более 100 т/сут.

— «Мессояханефтегаз» — совместное предприятие «Газпром нефти» и «Роснефти». Какие преимущества вы видите в таком партнерстве?

— Как генеральный директор, я считаю, что преимущество заключается, прежде всего, в доступе к огромному опыту и компетенциям, накопленным двумя крупными российскими компаниями. Наша задача — эффективно использовать в рамках Мессояхского проекта эту уникальную возможность. Темпы роста добычи нефти и газа и другие показатели нашей работы свидетельствуют об успешности данного совместного проекта.